«Читая Кляйн»

Дорогие коллеги!

Мы рады представить вашему вниманию книгу «Читая Кляйн», изданную при содействии Ассоциации детского психоанализа.

«Читая Кляйн» знакомит с творчеством одной из величайших фигур психоанализа двадцатого века, известной, в частности, своим вкладом в развитие детского анализа и своим ярким описанием внутреннего мира. Эта книга делает работы Мелани Кляйн более доступными, представляя как существенные выдержки из ее собственных работ, так и комментарии авторов, раскрывающих их значение.

Это пособие станет чрезвычайно ценным для русскоязычных детских психоаналитических психотерапевтов. Оформить предзаказ книги можно по ссылке: https://nikbook.ru/product/rastin-m-rastin-m-chitaya-klyayn/

Дорогие друзья!

Начался новый учебный год, полный новых возможностей для творчества и развития нашего психоаналитического мышления. Статья, которую мы сегодня публикуем, даёт возможность посмотреть на всем нам известный роман в стихах «Евгений Онегин» с психоаналитической точки зрения.

Элизабет Черч, доктор наук, доцент в Психотерапевтическом центре Университета Ст. Джон, Ньюфаундленд. Занимается природой компетентности психотерапии и психотерапевтическими отношениями. В настоящее время в рамках феминистически-психодинамического исследования изучает компетенцию мачех; Университет Ст. Джон, Канада.

Это исследование сравнивает опытных и начинающих терапевтов в том, как они справляются с терапевтическими отношениями. Для идентификации аллюзий пациентов-подростков на перенос использовался метод Хоффмана и Гилла  (1988a, 1988b) «восприятие пациентом отношений с терапевтом».  Опытные терапевты довольно активно реагировали на аллюзии на перенос, тогда как начинающие редко их комментировали. Опытные терапевты делали перенос центром внимания терапии, и почти все их интервенции, связанные с переносом, принимались подростками. И наоборот, начинающие терапевты, казалось, чувствуют угрозу со стороны явных и скрытых чувств своих пациентов в переносе, и их пациенты часто отвергали их терапевтические интервенции. На основании результатов исследования делаются некоторые предложения, касающиеся процесса обучения.


В этой статье рассматривается резкий рост выявленных в подростковых клиниках Великобритании самоповреждений в последние годы.

Обсуждается этот рост, особенно заметный у девочек-подростков, в контексте развития параллельных процессов: постепенной десексуализации психоанализа; снижения выделенных ресурсов на службы психического здоровья после кризиса 2008 года, который сам по себе повысил уровень стресса у молодых людей, усилил давление на их чувство идентичности и психическое здоровье; влияние социального инфицирования у подростков, как оффлайн, так и онлайн. Классическое психоаналитическое понимание истерии, накладывающееся на эти процессы, предлагается в качестве теоретической и клинической базы для детского психотерапевта, работающего с подростками, наносящими себе повреждения.

Краткосрочная психоаналитическая терапия при работе с подростками с депрессией — это важная разработка наших коллег из Тавистока, имеющая прекрасную доказательную базу. Мы публикуем отрывок из книги «Руководство по Краткосрочной психоаналитической терапии» в нашей библиотеке.

SHORT-TERM PSYCHOANALYTIC PSYCHOTHERAPY FOR ADOLESCENTS WITH DEPRESSION

A Treatment Manual
Simon Cregeen, Carol Hughes, Nick Midgley, Maria Rhode, & Margaret Rustin

Три месяца назад мы потеряли нашего близкого друга и учителя, сегодня мы публикуем некролог написанный Джианной Вильямс.

Алессандра Кавалли

Некролог

Автор Джианна Уильямс

Я познакомилась с Алессандрой в 1997 году, когда она приехала в Лондон в поисках возможности обучения в качестве детского психотерапевта. В то время Алессандра жила в Бельгии. В Брюссель она переехала из-за работы мужа – он был физиком. Там она работала в Детском Музее. Она руководила Театральным отделом, где сочиняла истории и помогала детям разыгрывать их на сцене.

Придя в Тэвисток, Алессандра встретилась там со мной, поскольку я отвечала тогда за Базовый курс, дававший доступ к Обучающей Программе по Детской Психотерапии.

В то же время, в 1997 году, Алессандра посетила Общество Аналитической Психологии (SAP), где познакомилась с Джейн Банстер. В одном из интервью она сказала: «Джейн была очень непосредственной и щедрой, а обучающая программа SAP была короче… Я вернулась домой и мне нужно было решить, какую программу выбрать, и по ряду причин я выбрала SAP».

В 2001 году Алессандра была поражена, когда вновь встретила меня, но уже в SAP, куда меня пригласили для проведения клинических семинаров в программе по Детской психотерапии (2000 – 2003 гг.). В одном из интервью Алессандра сказала, что на этих семинарах она заинтересовалась кляйнианским подходом в понимании внутреннего мира детей. Позже она в шутку называла себя «Клюнгианкой».

Я была впечатлена качеством работы Алессандры. По окончании учебы я пригласила ее принять участие в Сеуминаре по работе с проблемными подростками, который вела в Тэвистоке.

Впоследствии этот семинар получил развитие, став основой курса постдипломного образования по специальности «Работа с людьми с пищевыми расстройствами» в Тэвистоке/Университете Восточного Лондона.

Мы с Алессандрой стали близкими друзьями, нас также объединяла совместная работа в Тэвистоке с расстройствами пищевого поведения, а позднее, и вплоть до ее смерти, работа в качестве консультантов в негосударственных организациях в Мексике. Я так же часто встречалась с Алессандрой на международных конференциях и мне довелось слушать, как она говорит и как она поет на разных языках на общих встречах. Алессандра любила танцевать. Она очень любила жизнь и она должна была прожить долгую жизнь.

А сейчас передаю слово Роберте Мондадори, которая познакомилась с Алессандрой, во время ведения курса «Пищевые расстройства» в Тэвистоке и очень близко сдружилась с ней. Роберта очень помогла мне в моей работе над этим некрологом.

Роберта говорит:

“Впервые я встретила Алессандру в Тэвистоке и сразу отнеслась к ней с большой теплотой. Возможно благодаря тому, что мы были с ней одной национальности, хотя позже я могла видеть, как много людей в ее окружении испытывали те же чувства к ней, наряду с признанием ее щедрости и безграничная способность устанавливать и сохранять связи.

Лишь совсем недавно, уже во время карантина, из-за которого мы обе не могли поехать в Италию, Алессандра рассказала мне, что она обнаружила, что наши семьи родом из одной области, а именно из двух соседних деревушек в Италии. Это «совпадение» казалось Алессандре важным для понимания чувства близости, которое привело к развитию нашей дружбы и профессионального сотрудничества. Для меня это является доказательством желания Алессандры открывать и устанавливать глубокие и долговременные связи с людьми.

Я думаю, что этот дар делал Алессандру такой неповторимой и любимой, ценимой и обожаемой людьми по всему миру, как ярко демонстрирует это «мозаика» оценок ее вклада, собранных Джианной.

Вместо цитирования достижений Алессандры в многочисленных областях и в различных странах, я попытаюсь собрать мозаику из сообщений о благодарности и признательности, которые были написаны после смерти Алессандры”.

Первым кусочком мозаики станет перевод письма, написанного учредителями мексиканской Неправительственной организации, под названием JUCONI (JUNTOS CON LOS NINIST).

Сменив меня в консультативной работе с этой организацией, она за последние десять лет своей жизни внесла бесценный вклад в JUCONI.

“Элегантная, но при этом совершенно естественная женщина предложила нам то, чего мы ждали многие годы — получение квалификации в качестве специалистов «Особого Времени» от Тэвистокской клиники.

Мы были так взволнованы, что с трудом понимали слова, но своим спокойным мягким голосом Алессандра с самого начала создала атмосферу, порождавшую страсть к познанию.

Особое Время, говорила она, подобно взращиванию семян. Некоторые из них могли быть посажены в бедную почву и их нужно было бы пересадить в другое место, место, где есть больше уверенности в том, что они взойдут.  Это акт репарации. В процессе роста маленькому растению понадобятся пространство и питательные вещества, которые оно использует для своего преображения… но ему так же понадобится спокойный голос крестьянина. И растение, и садовод, будут внутри пространства, в котором можно наблюдать как протекает этот процесс.

Мы помним тебя, Алессандра, помним твою естественную и искреннюю улыбку; твое заботливое внимание, дававшего нам ощущение, что рядом с нами хороший друг.

Алессандра понимала сложные ситуации и поддерживала нас, и она делала это сопереживая нам. Можно было видеть, как она переживает из-за причинявших нам страдание потерь и неурядиц, с которыми сталкивалась наша организация. То, что она всегда делала, приезжая в Мехико, так это учила нас использовать свою психику, чтобы понять происходящее в психике других. Нам повезло иметь учителя, который хоть и жил на другом конце света, но был очень близок.

Когда мы говорили в последний раз, ты рассказывала нам о потере и сепарации. Я никогда не мог бы себе представить, что твои слова слова станут такими поддерживающими сейчас. Спасибо тебе, Алессандра, за твое, такое особое участие в нашей жизни. Прими всю нашу любовь, где бы ты ни была”.

Второй кусочек мозаики — это перевод письма из Парижа, написанного Кристин Далло.

“Смерть в Лондоне Алессандры Кавалли в мае этого года во время карантина в связи с эпидемией КОВИД-19 стала очень печальной новостью.

С одобрения Алессандры две ее статьи,  переведенные Карен Хейнсворт, должны были быть опубликованы в нашем журнале, , и многие из нас были поражены кляйнианским характером ее клинической работы, но когда я сказала ей об этом, она жестко отвергла это, сказав, что напротив, ее подход был очень юнгианским.

Она была детским, подростковым и взрослым психоаналитиком, членом и супервизором SAP, где она представляла Курс наблюдения за младенцем вместе с Джанн Уилльямс, кляйнианкой, вместе с которой она впоследствии вела семинар по пищевым расстройствам в Тэвистоке. Ее собственный очень свободный способ исследования клинической практики и теории в различных аналитических течениях, дополнял ее юнгианскую основу.

Она переходила от одного аналитического языка к другому, так же как в разговоре переходила от одного языка к другому. Ее знание итальянского, ее родного языка, французского, немецкого, английского и испанского, позволили ей с легкостью посещать как аналитик-супервизор Германию, Венгрию и Болгарию. Она так же ездила в Мексику, где она проводила семинары для преподавателей для бездомных детей в роли «Специалиста Особого времени».

«Особое время» — программа, разработанная Мартой Харрис, состоит из 45-минутных сессий, тщательно подсчитываемых вместе с ним, как бы подготавливая к приемлемой разлуке детей, переживших уже множество потерь.

Она была теплой и доступной, и всегда готова улыбнуться; она была предана своим пациентам, желала общаться, исследовать. Она была чутким практиком. Она была другом”.

Третий кусочек мозаики — это написанное на английском письмо русской коллеги Марии Кондратчик.

“Для российских детских психотерапевтов Алессандра была удивительным подарком — мы обратились к ней с просьбой о проведении курса супервизий, поскольку у нас в России не было школы детского психоанализа, и Алессандра, со свойственным ей с энтузиазмом, пришла на помощь. Она подготовила прекрасный курс, стеоретический и супервизионный, она пригласила преподавателей, включалась в проработку всех конфликтов и трудностей, с которыми мы сталкивались. Она помнила и думала о каждом участнике проекта. Эта программу, которую в конечном счете прошли 30 человек, дала нам возможность понять, что собой представляет Тэвистокский метод обучения и Тэвистокская традиция. После завершения программы, Алессандра помогала станонам развиваться как сообществу– мы было в самом начале пути и обращались к ней в самых разных ситуациях. Ее жизнелюбие, вовлеченность и радость жизни всегда были огромной поддержкой для нас.

В апреле 2019 года Аллессандра сыграла ведущую роль в организации самой первой Юнгианской конференции по детскому анализу в Москве. Мы получили возможность увидеть, как работают психотерапевты из разных стран, познакомиться с ними и почувствовать Российское сообщество частью мирового.

Алессандра всегда очень лично и серьезно относилась к тем, с кем ей приходилось общаться, она постоянно напоминала нам о необходимости упорно работать и учиться психоаналитическому пониманию, так как многие дети и родители нуждаются в нашей помощи.

Она провела для нас учебный курс по работе с детьми с различными расстройствами, показывая свой опыт и своей технику. Ее отзывчивость и интуиция, ее глубокое понимание пациентов и ее способность думать в самых сложных ситуациях были невероятными.  У нее было огромное сердце, в котором было место для всех нас”.

А это четвертый и последний кусочек мозаики о работе Алессандры за рубежом. К сожалению, он о проекте, который не удалось довести до конца.

“Алессандра хотела работать с одинокими маленькими беженцами, и она считала, что их можно было бы включить программу «Особое время». Языком общения с этими детьми мог бы стать арабский язык. Алессандра, надеясь на реализацию этого проекта, провела в Египте два своих отпуска, чтобы улучшить свой арабский. Основы языка она изучила онлайн”.

Пятый кусочек включает выдержки из некролога, написанного для Международной юнгианской организации президентом SAP Джейн Винер и аналитиком SAP Франческо Бизаньи.

“С огромным прискорбием мы должны сообщить юнгианскому сообществу о смерти Алессандры Кавалли. Так много людей –пациентов, друзей, коллег, потрясенных, ее смертью на пике карьеры – пытаются справиться со своим чувством потери и представить себе жизнь без нее.

Алессандра родилась в Италии, и в первые годы своей жизни росла в Конкордии, в маленьком городке к северу от Болоньи. Эти места славятся своим жизнелюбием, стойкостью и чувством юмора –все это было свойственно и Алессандре. Для получения первого и второго образования она поехала в Мюнхен, а затем перебралась в Бельгию. Она была лингвистически одарена и свободно говорила на итальянском, английском, немецком, французском и испанском, что позволяло ей работать с широким кругом детей и взрослых из разных культур.

Она начала свое обучение как детский аналитик в Обществе аналитической психологии в Лондоне в 1999 году, закончив его в 2003. В тоже время она параллельно обучалась как взрослый аналитик в SAP, став в 2004 году одним из немногих аналитиков SAP с двойным членством.

Ее будет очень не хватать Обществу аналитической психологии и всему юнгианскому сообществу. Она была одаренным детским и взрослым аналитиком. Ее очень ценили как преподавателя, как в Англии, так и за рубежом, особенно ей нравилось вести группы по наблюдению за младенцем, разделяя с другими свою глубокую убежденность в значимости жизни на этих ранних стадиях. Она обладала исключительным умом, и к счастью, оставила нам наследие в виде своих работ, написанных со свойственной ей чуткостью и балансом очень четкого мышления и глубины чувств.

Алессандра посещала курс в Тэвистоке, который вела Джианна Уилльямс, по работе с проблемными подростками. Этот опыт произвел на нее глубокое впечатление, и они с Джианной стали близкими друзьями и соратниками. Алессандра создавала синтез многих традиций, и она нашла способ интеграции множества аналитических языков в связанную, работающую клиническую модель.

Ее уход, как активного и творческого члена SAP, с  множеством проектов, продолжавшихся на момент ее смерти, оставил глубокую брешь, которую невозможно быстро восполнить. Она была незаменимым членом нашего Общества и и нам будет ее сильно не хватать”.

Я могла бы добавить еще множество кусочков мозаики, но я должна остановиться здесь. К сожалению, я не могу привести здесь множество грустных, но при этом полных огромной благодарности, сообщений от многих пациентов Алессандры, взрослых и детей, ее супервизандов.

Я хочу лишь добавить, что один из них, после слов о том, что он понял, что такой как Алессандра больше не может быть, хотя он знает, что все мы уникальны, сказал теми же словами, которые я услышала из уст французского коллеги. «но Алессандра была более уникальна, чем другие».

Данная статья была опубликована в журнале The international Journal of Psychoanalysis в апреле 2020 года. Она написана известным шведским психоаналитиком Бьорном Соломонссоном и связывает его опыт работы со взрослыми и парой «мать — ребенок». 

Большинству психотерапевтов сейчас приходится использовать онлайн в работе и ранее уже были попытки подумать об этом. Это статья из книги 2017 года Алессандры Леммы, она показывает, как работает такая терапия и на что нужно обратить внимание.

COVID-19 — Советы по работе с детьми

Группа независимой практики Ассоциации детских психотерапевтов подготовила для своих членов конкретные рекомендации по работе с детьми и по вопросам, которые нужно решать, проводя такую работу. Настоящие рекомендации носят общий характер, ваше профессиональное суждение должно использоваться в каждом конкретном случае.

Следует, например, обдумать решение следующих вопросов: 

  •  Как обеззараживать и убирать кабинет между пациентами,
  •  Как очищать и стоит ли убрать общие игрушки,
  •  Следует ли добавить дополнительные игрушки в детскую коробку и т.д.,
  •  Разговаривая с родителями, просить детей мыть/обеззараживать руки до и после сессий,
  •  Спросить родителей, согласны ли они, чтобы дети использовали общее оборудование, и если нет, обеспечить, чтобы за этим следили.

По мере усложнения картины в следующей фазе ситуации с вирусом следует подумать о том, чтобы разослать письма по электронной почте (см. пример ниже), в которых, возможно, предложить сессии по скайпу/zoom или телефону для пациентов постарше, написать об увеличении родительской поддержки, возможно, о приостановлении терапии с младшими детьми или об адаптированных сессиях.

Следует тщательно продумать вопрос конфиденциальности. Skype не является конфиденциальным, а Zoom является, и действительно важным правилом будет то, что место проведения сессий должно быть насколько возможно защищенным и обеспечивающим конфиденциальность, поскольку если пространство сессий не ощущается как надежное и безопасное, они не будут эффективными.

Для того, чтобы стала возможной работа по видеосвязи с маленькими детьми, нужно значительно больше усилий. Для этого потребуется тщательный уважительный контроль, и, если это возможно, было бы важно, чтобы во время сеанса не было вмешательств, прерывающих работу, со стороны родителей или братьев и сестер. Для детей младшего возраста было бы полезно в домашних условиях иметь набор игрушек , которые используются для сессий, включая художественные принадлежности и соответствующие возрасту игрушки. Пожалуйста, прочитайте приложение ниже для более подробной информации о работе с детьми по видеосвязи.

Есть также некоторые социальные истории для детей, которые тоже могут быть полезны. Смотрите их здесь.

Пример письма по электронной почте для родителей/опекунов старших подростков

Этот примерный текст должен быть персонализирован в каждой конкретной ситуации — он написан для старшего подростка, но может быть адаптирован для родителей и так далее.

Уважаемый х

Re: Продолжение терапии в рамках установленных правительством правил в связи с коронавирусом:

В это сложное время в условиях эпидемии коронавируса мне хотелось бы уверить вас, что мы принимаем все необходимые меры для того, чтобы обеспечить дезинфекцию консультационного кабинета (-ов).

Если у меня будут какие-либо сомнения по поводу моего собственного состояния здоровья, я немедленно уведомлю вас и не буду подвергать кого-либо риску. Аналогичным образом, мне хотелось бы попросить вас немедленно сообщить мне, если у вас возникнут какие-либо симптомы вируса, чтобы у нас не было непосредственного контакта на его ранних стадиях. Как вы знаете, вирус может не вызывать серьезных проблем со здоровьем и от вас может потребоваться только самоизоляция в течение определенного периода времени, и в течение этого периода мне хотелось бы попросить вас не приходит на сессии лично.

Мне также хотелось бы предложить альтернативу личным встречам, если вы тревожитесь по поводу социальных контактов или если мы не сможем встречаться в течение какого-либо периода времени. Я могу предложить как сессии по видеосвязи (skype/Zoom), так и по телефону, обычной продолжительности, и мне хотелось бы отметить, что они могут быть крайне эффективными и уже используется теми пациентами, которые не могут приходить на сессии лично.

Мы все обеспокоены в той или иной степени и, пожалуйста, не стесняйтесь связываться со мной лично или дайте мне знать, если вы хотите назначить удаленную встречу вместо вашей обычной сессии.

С наилучшими пожеланиями и т.д.

Рекомендации по удаленной работе с детьми

Видеосвязь / онлайн-терапия с детьми

1. Следует четко организовать сеттинг сессии по видеосвязи с, предпочтительно, тем же родителем, который будет присутствовать, и проверить, что связь работает, до начала сессии. 

2. Подскажите родителю/опекуну тип игрушек и материалов, которые ребенок должен иметь, давая ребенку выбрать две. Если семья может позволить себе, может быть, купить несколько новых.

3. Если это возможно, они могут храниться в надежном месте, возможно, в безопасном контейнере, который запирается после сессии, и ключ хранится у родителя до начала следующей сессии. Решите с ребенком, где хранится контейнер (т.е. определите место, которое является безопасным и известным родителю, который отвечает за мониторинг сеттинга) и убедитесь, что родитель не дает ребенку доступ к контейнеру между сессиями.

4. Выберите безопасное место / комнату, где ребенок остается и играет в течение 50 минут. Родитель должен быть рядом и с ним можно связаться, например, через WhatsApp в случае, если терапевту нужно предупредить / сообщить что-то взрослому.

5. Всегда используйте одну и ту же комнату в одно и то же время в один и тот же день.

6. До того, как видеосвязь установлена, родителю нужно приготовить компьютер (не позволяйте ребенку использовать IPhone или планшет, по очевидным причинам) и подождать, пока придет приглашение по электронной почте. Ответьте и убедитесь, что подключение Wi-Fi работает. После этого родитель покидает комнату, но остается в доме / квартире, оставаясь на связи по мобильному телефону в случае, если терапевту нужно предупредить родителей, что есть проблема, например, интернет-помехи, которые затягиваются. Дети в латентном периоде вполне способны переместить ноутбук так, чтобы Wi-Fi работал наилучшим образом.

7. Чтобы обеспечить хорошую связь во время сессии, другие пользователи в доме могут воздержаться или ограничить пользование интернетом на этот час. В зависимости от возраста ребенка, ему может потребоваться туалет, и важно, чтобы родитель был в пределах досягаемости. 

8. Мнение терапевта имеет решающее значение, когда сбой в работе интернета препятствует продолжению сессии, однако это случается очень редко. Если возможно, продлите сессию, чтобы восполнить время, упущенное из-за интернет-сбоев.

9. Терапевт также должен быть готов к резким, внезапным коротким отключениям, которые, может быть, происходят по воле ребенка, коммуницирующего враждебность, дискомфорт, путаницу, скуку и т.д.

10. Возможны ситуации пиковой дисрегуляции аффектов, особенно с маленькими детьми, которые могут потребовать родительского вмешательства.

Календарь, в котором записываются смены сеттинга (от сессий лицом к лицу к сессиям по видеосвязи и того, что происходило между ними) поддерживает чувство, что ребенок в холдинге и в безопасности в виртуальном пространстве, которое постепенно становится знакомым как ребенку, так и родителю.

Крайне важно, чтобы психотерапевт установил надежную и взаимное сотрудничество с родителями ребенка. Когда родитель параллельно работает с коллегой-детским психотерапевтом, до начала сессий по видеосвязи необходимо наладить трехстороннее тесное сотрудничество.

У терапии по видеосвязи есть как преимущества, так и риски, но она может стоить наших усилий, потому что позволяет обеспечивать непрерывность терапевтической работы с детьми, и, когда присутствует соответствующая поддержка со стороны взрослых, дети легко приспосабливаются и быстро реагируют.

Многие родители думают, что при возникновении проблем с ребенком именно ребенок нуждается в помощи психолога. Однако многое можно скорректировать работая только с родителями. Современные детские психотерапевты считают, что именно работа с родителями является ключевым моментом в изменениях, происходящих с ребенком. Сегодня мы пополняем нашу библиотеку статьей описывающий опыт работы с родителями подростков. Изменения происходили несмотря на то, что психотерапевт ни разу не встречался с самим подростком.

Прочитать статью можно по ссылке ниже: